хенд хантер

История ВВС и ПВО Югославии. Часть 15. Война в Македонии (2001 год).

Весной 2001 года в кровавую воронку гражданской войны затянуло последнюю из бывших республик Социалистической Федеративной Республики Югославии – Македонию.
Воодушевленные поддержкой НАТО, в Косово, албанские боевики, решили срочно “раскачать” ситуацию в этой маленькой стране, с целью создания “Великой Албании”. Начались бои, в которых активное участие приняли ВВС Македонии.
ВВС ЮНА располагали в Македонии двумя аэродромами Петровец рядом с со столицей республике Скопье и Охрид (оба использовались совместно с гражданской авиацией). На Петровец базировались 98-я авиационная бригада в составе 241-й истребительно-бомбардировочной эскадрильи (ибаэ) (J-22 “Орао”), 247-й ибаэ (J-21 “Ястреб”), 354-й разведывательной аэ (IJ-21, IJ-22), а также отдельное звено радиотехнической разведки 3-й военной области (вертолеты SA.341 “Газель”). Авиабазу и Скопье прикрывали два полка ПВО: 450-й ракетный полк (ЗРК С-125 “Нева”) и самоходный ракетный (ЗРК 2К12 “Квадрат”). Как в Хорватии и Боснии вся матчасть подлежала эвакуации. Были даже сняты и увезены радиолокаторы и аппаратура гражданской службы управления воздушным движением. На случай попыток сил территориальной обороны Македонии помешать вывозу оружия и боевой техники ЮНА, на аэродроме Петровец в постоянной готовности к боевому вылету находилось до восьми истребителей-бомбардировщиков. Однако вывод войск прошел без эксцессов. Все 35 боевых самолетов и пять вертолетов из Петровца без проблем перелетели на авиабазу Ладиевци в Сербии. Последние югославские военнослужащие покинули пределы Македонии 27 марта 1992 года, даже несколько раньше чем предполагалось (согласно договоренностей срок вывода определялся 15 апреля). После этого территория республики и ее границы перешли под контроль македонских вооруженных формирований.
10 июня 1992 года было официально было объявлено об образовании Военно-воздушных сил Македонии, которые первоначально назывались Военно-воздушными силами и Войсками ПВО Армии Республики Македония. Они стали одними из самых молодых ВВС в Европе. С первого дня существования их главной авиабазой стал Петровец самый большой в стране военно-гражданский аэродром.
В этот день в воздух впервые поднялся самолет несший македонские опознавательные знаки на борту. Это была UTVA-75, которую пилотировали первый командующий новых ВВС генерал Mило Манолев и президент Авиационного союза Македонии Георгий Чакиров.
Впрочем, это событие было в большей степени политической демонстрацией, поскольку военная авиация республики фактически существовали только на бумаге. На этот момент ее боевой состав насчитывал аж 4 учебных самолета UTVA-75A21 и одну UTVA-66 в разведывательном варианте, взятых в аренду у Воздушного Союза Македонии. Самолеты получившие по такому случаю камуфляж были сведенных в 101. AE (Avijaciska eskadrila – авиационная эскадрилья). Через год этот и без того, не очень-то внушительный авиационный парк стал еще меньше. 24 июня 1993 года UTVA-75 из авиационной школы в Куманово врезался в деревья при попытке отвернуть от скальной стены. Два пилота были серьезно ранены, но в конечном итоге спасены, а сам разбитый самолет было решено оставить на месте аварии, где он и находиться до сих пор.
В 1994 году на Украине (по другим данным продавцом была некая российская компания работавшая в Чехии) были куплены 4 вертолета Ми-17 объединенные в 301. TRHE (Transportna Helicopterska Eskadrila – эскадрилья транспортных вертолетов). Все машины получили снежно-белую окраску и одновременно военные номера и гражданскую регистрацию Кроме выполнения военно-транспортных и разведывательных задач, вертолеты должны были участвовать в поисково-спасательных операциях и тушении пожаров, для чего несли соответствующие оборудование и снабжались подвесными емкостями для воды.
Помимо вертолетов, в 1995 году в Чехии были куплены 4 двухместных тренировочных Zlin 242L “Тренер”, правда пригодных только для начальной и повышенной летной подготовки курсантов. Один Злин был потерян в аварии 7 апреля 1999 года, когда после аварийной посадки из-за отказа двигателя самолет был тяжело поврежден и списан, а его пилот остался жив отделавшись незначительными ранами.
Покупка “Злинов” позволила командованию ВВС отказаться от лизинга UTVA-75, которые вернули воздухоплавательному союзу. Эксплуатация единственного UTVA- 66 продолжалась до 2001 года, когда его передали в аэроклуб города Битола.
Отмена оружейного эмбарго активизировала поиски поставщиков авиационной техники для ВВС. Сначала решили закупить все в той же Чехии 4 реактивных учебно-тренировочных самолетов L-39 “Альбатрос” или даже партию новых L-59, но потом оказалось, что Македонии это просто не по карману и тогда начали рассматривать варианты приобретения оружейного “секонд-хенда”. В июле 1998 г. с целью укрепления военных связей Турция предложила в подарок 20 истребителей F-5A Этот дар решили не принимать. Позже турки предложили 10 уже модернизированных F-5, но и от них Македония отказалась. 24 декабре 1999 г. СМИ сообщили о готовности Болгарии передать Македонии 12 истребителей МиГ-21бис, 12 боевых вертолетов Ми-24Д и патрульные катера. По причине плохого состояния предложенной авиатехники Македония отвергла и это предложение. В течение 2000 г. сообщалось о переговорах по приобретению партии американских вертолетов UH-1D Huey, а также по поставке из Германии 16 легких многоцелевых вертолетов Во-105, которые ранее состояли на вооружении немецкой армии. Македония планировала использовать их для учебных целей (4 Во-105СВ), борьбы с танками (8 Во-105Р) и разведки (4 Во- 105М). Но денег не хватило даже на это, и тогда было решено сделать упор на “защитный зонтик” своих новых союзников, т.е. ведущих стран НАТО, в первую очередь США.
Во время Косовского кризиса 1998-1999 гг. Скопье однозначно примкнул к антисербской военной коалиции и на территории Македонии началось развертывание группировки войск НАТО. Все же наличные самолеты и вертолеты ВВС Македонии были переброшены на полевые площадки вдоль границы с Югославией и Албанией.
Когда в марте 2001 года под Тетово начались серьезные бои с применением артиллерии и танков от ВВС к операции привлекли четверку Ми-17, однако из-за отсутствия вооружения их участие ограничилось переброской личного состава и эвакуацией раненных. Кроме них в строй поставили также 5 учебных UTVA-75 и 16 Ан-2, принадлежавших различным аэроклубам. “Тренеры” и “кукурузники” совершали регулярные облеты границ страны и зоны боевых действий.
В начале конфликта ВВС Македонии понесли свою первую и как оказалось последнюю потерю. Ей стал Ми-17 , разбившийся на взлете в сложных метеоусловиях 17 марта 2001 года недалеко от Тетово. В катастрофе погиб летчик. Находившиеся на борту 12 бойцов полицейского спецназа получили ранения различной тяжести.
Поиск поставщика авиационной техники осложнялся тем, что “потенциальные союзники” (основные страны НАТО с США) в этой ситуации просто “умыли руки” ограничившись военными советниками и помощью в организации системы управления и связи вооруженных сил. Македонцам же требовалось, притом срочно и подешевле, оружие. На помощь республике пришли соседи, Греция и Болгария (которые безо всякого энтузиазма следили за действиями создателей “великой Албании”) и как не странно, Украина, обычно поддерживавшая всяческих “борцов за незалэжность”.
Греки безвозмездно передали Македонии два вертолета UH-1H из состава своих ВВС, пообещав добавить еще два, если потребуется. В период конфликта они использовались только как транспортные.
Но главным “арсеналом” для македонцев стала Украина, с которой республика быстро заключила двухстороннее соглашение о военно-техническом сотрудничестве. Уже 20 марта в столичном аэропорту Петровец приземлились четыре Ми-8МТ, ранее принадлежавшие украинской группировке миротворцев в Боснии. Два “борта” с усиленным вооружением: один пулемет калибра 12,7 мм в носу, несколько пулеметов калибра 7,62- и 12,7-ммв грузовой кабине, специально предназначались для переброски спецназовцев из отряда “Волки”. Но это было еще не все, 23 марта украинские экипажи перегнали в Македонию пару боевых Ми-24В. О том какое значение, которое македонское руководство придавало новой технике, говорит тот факт, что в аэропорту вертолеты встречал сам премьер-министр страны Любчо Георгиевский.
Македонцы сразу же пустили своего “козырного туза” в ход. Уже 25 марта началось решительное наступление на позиции боевиков. Дорогу пехоте и спецназовцам расчищал массированный артиллерийский огонь, а с неба по албанцам работали вертолеты. Причем не только “восьмерки” но и “крокодилы”. И это через два дня после прибытия! Закономерно встал вопрос: а кто собственно сидел в кабинах вертолетов? Если с Ми-8 все более-менее ясно, участие македонских экипажей ранее освоивших Ми-17, не вызывало особых возражений, то официальная версия о том, что на Ми-24 вылеты тоже совершали македонские “летуны”, которые были отправлены на учебу заранее, явна была “шита белыми нитками”. В СМИ утверждалось, что в бой “двадцатьчетверки” водили украинские вертолетчики-перегонщики (с афганским боевым опытом). Ми-8 также высадили в тылу албанских боевиков бойцов спецподразделения “Волки”.
Официальный Киев естественно решительно отверг такие утверждения, хотя сами вертолетчики в приватных беседах подтверждали, что сделали “пару-тройку боевых вылетов” за “разумную плату”. Косвенно факт участия украинцев подтверждает и тот факт, что “довоенный” налет македонских летчиков составлял всего около 20 часов в год. Кроме того, украинские инструкторы оставались в Македонии еще в течение двух месяцев.
Кстати, в первых рядах атакующих были замечены “авианаводчики” из “некоторых стран НАТО”. В прессе писали об отставных американских военных из Military Professionals Resouesers Inc. (MPRI), по контракту с македонским правительством обучавших некоторые армейские подразделения. Впрочем, очень скоро разразился скандал, когда выяснилось, что сведениями о состоянии и планах македонских вооруженных сил инструкторы из MPRI “делятся” все с теми же албанцами. От услуг американцев пришлось отказаться, заменив их на англичан из Специальной авиадесантной службы SAS.
Двух Ми-24 было явно мало и сотрудничество с Украиной продолжилось. 15 апреля эскадрилью пополнили еще пара Ми-24В.
Пополнение прибыло как раз вовремя, поскольку затишье продолжалось всего месяц. Уже в апреле открылся новый фронт, теперь уже в районе Куманово. Отсюда боевики уже могли непосредственно угрожать столице республики Скопье. Скоро бои шли в селе Арачиново, а это всего в 5 км от столичного аэропорта (он же основная авиабаза) Петровец, который кстати хорошо просматривался с гор на склонах которых окопались албанцы.
Кризисная ситуация потребовала принятия срочных мер по усилению ВВС, поскольку, было ясно, что воздушная поддержка-ключ к победе. 15 июня в Македонию прибыло еще 4 Ми-24В, теперь у македонцев было 8 “крокодилов”, которые вместе с Ми-8МТ составили основу авиационной группировки в районе боевых действий.
Кроме ВВС в боях приняло активное участие авиационное подразделение македонской полиции, насчитывавшее 3 вертолета. Два из них Agusta-Bell AB.206B-2 и Agusta-Bell AB.212 достались республике в наследство от югославской милиции. Третий же Bell 412EP был куплен на 5,4 млн. долларов, подаренных Тайванем в 2000 году. Это стало своеобразным поощрением за установление дипломатических отношений в феврале 1999 года. Основной задачей для “полицейских” вертолетов стала доставка под прикрытием “крокодилов” бойцов полицейского спецназа “Тигры” в тылы боевиков.
Но самое главное произошло 20 июня. В полдень в Петровце после перелета из Одессы (через Румынию и Югославию) приземлились 4 Су-25: 3 одноместных Су-25 и “спарка” Су-25УБ.
Теперь, когда все было готово, македонская авиация пошла в бой. С раннего утра 22 июня по албанским позициям вокруг Арачиново начали работать “крокодилы”. 23 июня над полем боя впервые появились “грачи”. Их задачей в этот день была воздушная разведка позиций боевиков. В задачу экипажей двух “сушек” (Су-25 и Су-25УБ) входила оценка результатов удара Ми-24 и Ми-8 и выбор новых целей. Одноместный штурмовик пилотировал македонский летчик, а вот второй экипаж был смешанный-украинско-македонский. Неофициальная версия гласит, что в кабине Су-25 сидел украинец и за штурвалом “спарки” тоже, а вот македонца просто “вывозили”, что очень похоже на правду, поскольку основная группа из 25 македонских летчиков и техников в июне еще обучалась на Украине.
Удары с воздуха, перемежавшиеся с артиллерийскими обстрелами, продолжились 24 июня, после чего македонские силы овладели высотами вокруг Арачиново, устранив таким образом угрозу обстрела Скопье и полностью блокировав боевиков.
Все имевшиеся в наличии вертолеты наносили удары. Было уничтожено более 300 террористов, уцелевшие вывесили на домах белые флаги.
А дальше самое интересное. “Миротворцы”обвинили македонцев в “непропорциональном применении силы” против албанцев. Под натовским нажимом было заключено перемирие, а уцелевшие боевики, после того как отряды македонского спецназа начали продвигаться к центр села, были вывезены американцами из сил KFOR в другие районы Македонии, где они продолжили свою “работу”. С одной стороны, американцы не мешали (а может быть, способствовали) поставкам вооружения и военной техники правительству в Скопье, с другой проявляли трогательную заботу о борцах за “Великую Албанию”.
В ночь на 9 августа, около тысячи боевиков просочившихся из Косово, внезапной атакой смогли захватить село Радуша и армейский блокпост к западу от Скопье. Причем албанцам удалось захватить у правительственных войск один танк Т-55. Македонцы отреагировали незамедлительно. С утра, воздух были подняты все 4 Су-25 при поддержке 8 Ми-24 и 4 Ми-8МТ. Утверждается, что все экипажи были македонскими, но в кабинах Су-25 вероятно, все-таки были украинские “инструкторы”. Танк был немедленно был уничтожен штурмовиками и боевыми вертолетами. Интенсивные атаки с воздуха продолжались и на следующий день, причем было отмечено применение бомб ФАБ-250. По официальным данным МО Македонии потери боевиков от воздушных налетов составили не менее 400 человек убитыми и раненными. После столь масштабных потерь, албанцы уже и не помышляли о наступлении, их главной задачей стало унести ноги.
Как отмечали украинские летчики, практически в каждом вылете по штурмовикам и вертолетам велся сильный огонь с земли, причем это было не только стрелковое оружие калибра 7,62-мм, но и крупнокалиберные пулеметы (12,7-мм) и ЗУ калибров 20, 23 и 30-мм. Не удивительно, что практически каждый вертолет имел боевые повреждения. На некоторых, украинские же механики, насчитывали по несколько десятков пробоин. По штурмовикам было совершено несколько пусков ПЗРК, но вероятно боевики имели слабую подготовку, либо летчики были опытные. У большинства из украинских пилотов за плечами был Афганистан, который был суровой школой.
Две ракеты ПЗРК “Стрела 2М” албанцы выпустили по Ми-24В. Одна из них “клюнула” на тепловую ловушку, а вторая, не взорвавшись, упала в огород. Неизвестная ракета типа “земля-воздух” (возможно “Стингер”) была выпущена албанцами по Су-25. Интересен случай, когда группа из двух Ми-8МТ и одного Ми-24В была обстреляна противотанковой ракетой, а затем боевики обстреляли их еще из РПГ! Скорее всего со стороны албанцев инструкторы тоже использовали “афганский” опыт.
Так или иначе, ни одного случая поражения ПЗРК зарегистрировано не было.
Стоит сказать, что албанские боевики, отнеслись к усилению македонских ВВС достаточно серьезно. По заявлению МО Македонии у них было некоторое количество ПЗРК “Стингер” (о них говорили, но их никто не видел) и “Стрела-2М” и это не считая примерно 100 зенитных артустановок и 500 пулеметов. Хотя, возможно, эти данные несколько завышены.
22 августа 2001 года началась операция НАТО по сбору у албанцев оружия получившая название “Основной урожай”. Для ее обеспечения в Македонию было переброшено несколько вертолетов CH-47 и UH-60 с американской базы Бондстил в Косово, кроме того, для наблюдения за процессом сбора оружия и контроля границы между Македонией и Косово использовался американский разведывательный беспилотник “Хантер”.

1 thought on “хенд хантер

  1. Украина ещё отправила тогда в Македонию танки Т-72 – 30 ед., но их задержали в порту в Салониках по требованию США. В укроСМИ тогда было много возмущения.. Украина тогда было немного другой. Президент Македонии Трайковский тогда заявил, что украинцы спасли целостность и суверенитет Македонии. А албанцы тогда в интервью говорили – “если бы не эти вертолёты из Украины..”

Leave a Reply to Владимир Леонтьев Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *